ruscesar (ruscesar) wrote,
ruscesar
ruscesar

Россия на постсоветском пространстве: неутешительные итоги 2010 года. Бессарабия и Белоруссия.

Румыния, Молдавия и приднестровский вопрос

Основным содержанием отношений России и "Республики Молдова" в 2010 году были череда антироссийских демаршей, организованных официальным Кишиневом, которые Москва, по большей части, предпочитала не замечать, а также активизация приднестровской темы в контексте объявленной Кремлем политики "перезагрузки", "открытости" и "сближения" с евроатлантическим сообществом. Столь созвучные идеологемам горбачевской эпохи новые фетиши Москвы придавали и соответствующий характер ее внешней политике, в том числе и на этом направлении.

Если проследить обе названные составляющие российско-молдавских отношений в динамике, то со всей очевидностью можно констатировать, что Москва на протяжении всего 2010 года последовательно отступала и к настоящему времени как никогда близка к полной капитуляции. Лидер Либеральной партии Михай Гимпу, оказавшийся в конце 2009 года благодаря Партии коммунистов, сорвавшей все попытки выбрать президента, временным главой Бессарабии, в основном, и задавал тон этим отношениям. Требования Кишинева пересмотреть переговорный и миротворческий форматы молдавско-приднестровского урегулирования, имеющие целью повышение статуса наблюдателей в переговорном процессе ЕС и США до полноправных посредников, звучавшие с момента прихода к власти в середине 2009 года Альянса за европейскую интеграцию, в 2010 году стали лейтмотивом и находили все большую поддержку у представителей ЕС.

Аккомпанементом к этому стали попытки Гимпу провести ревизию итогов Второй мировой войны в регионе. Начались они с создания им комиссии по осуждению коммунистического режима, члены которой выступили с предложением потребовать от России компенсацию за "советскую оккупацию" в размере $25 млрд., заявлений о "геноциде молдаван", объявления Бессарабии проигравшей стороной в войне и игнорирования Михаем Гимпу празднования 65-летия Победы в Москве. Апогеем стало объявление июньским указом и.о. президента дня освобождения Бессарабии от румынской оккупации "днем советской оккупации", в котором также содержалось очередное требование вывода российских войск из Приднестровья, объявленных Гимпу "оккупационными".

Указу Гимпу предшествовали две инициативы президента РФ Дмитрия Медведева по молдавско-приднестровскому урегулированию, которые и спровоцировали радикализацию позиции Кишинева по этому вопросу, а, говоря точнее, дали ему повод усилить давление на Москву. 17 мая в Киеве президенты Медведев и Янукович приняли совместную декларацию, в которой, помимо очередного признания фантомной "территориальной целостности Республики Молдова", содержался отсыл к сделанному в марте 2009 года московскому заявлению Медведева, Воронина и Смирнова, и две малозаметные, но существенные поправки к нему. Трансформация миротворческой операции на Днестре в мирогарантийную, возможная, согласно московскому заявлению, после урегулирования конфликта, в киевском была заменена на в контексте и сопровождалась принципиальной готовностью принять в этом активное участие. А в начале июня на встрече в Берлине Медведев и канцлер Германии Меркель подписали меморандум о создании специального комитета Россия-ЕС по международной безопасности, в который включили приднестровский вопрос. С тех пор Германия, никогда не входившая и не входящая ни в один из форматов молдавско-приднестровского урегулирования, проявляет заметную активность на этом направлении и по общему молчаливому согласию воспринимается как полноправный посредник, вплоть до того, что МИД РФ проводит с ее представителями консультации по приднестровскому вопросу накануне саммита ОБСЕ в Астане.

Необходимо также отметить, что меморандум Медведева-Меркель был подписан сразу же после саммита Россия-ЕС в Ростове-на-Дону, на котором Медведев посетовал на "политические мотивы" затягивания Евросоюзом отмены визового режима с РФ. Это дало повод говорить о наличии торга между Москвой и Брюсселем - Приднестровье в обмен на безвизовый режим и другие преференции. Тема эта была инициирована именно в германских СМИ сразу после берлинской встречи, и дала повод для продолжения после октябрьской встречи Медведева, Меркель и Саркози в Довиле, где обсуждались и приднестровский вопрос, и безвизовый режим. А уже через две недели после июньской встречи в Берлине, по итогам прошедшего в Париже при участии России заседания "Веймарского треугольника" (Франция, Германия, Польша), глава МИД РФ Сергей Лавров сообщил, что в берлинском меморандуме Медведева и Меркель зафиксирована возможность участия ЕС в миротворческой миссии на Днестре, и заявил в свою очередь о "полезности" такого участия.

"Оккупационный" указ бессарабского и.о., наконец, вынудил Москву реагировать. Для чего был задействован уже опробованный в 2006 году на предшественнике Гимпу Владимире Воронине фактор Онищенко. "Винное" и "плодоовощное" эмбарго, конечно, опять нанесло серьезный урон и без того дышащей на ладан экономике Бессарабии, однако никаких практических результатов для России это не принесло. Экономические санкции, как и в 2006 году, не сопровождались предъявлением какого-либо политического ультиматума, да и само эмбарго в обоих случаях упорно интерпретировалось Москвой как неполитическая мера, а причины его введения объяснялись исключительно санитарно-эпидемиологическими и техническими вопросами. Указ Гимпу был отменен конституционным судом, нашедшим в нем процедурные нарушения, в остальном ничего не изменилось - ситуация в регионе развивалась в заданном Кишиневом темпе и направлении.

Но руководству РФ, очевидно, решения бессарабского конституционного суда показалось достаточно. 27 августа Медведев поздравляет Гимпу с "днем независимости Республики Молдова", который празднуется в Кишиневе в годовщину принятия "декларации о независимости" 1991 года. Декларация эта, как и указ о "дне советской оккупации", осуждает пакт Молотова-Риббентропа и упраздняет советский закон 1940 года об образовании Молдавской ССР, т.е. де-юре отменяет присоединение Бессарабии к Приднестровью, а также "аннулирует акты расчленения национальной территории Молдавского княжества 1775-го и 1812-го годов", т.е. - современную молдавско-румынскую и молдавско-украинскую границы. Но это не мешает Кишиневу уже два десятилетия считать Приднестровскую Молдавскую Республику "своей" территорией, а Москве и Киеву признавать эти его притязания. И когда Гимпу называет Россию "оккупантом", ссылаясь на то, что она признала "Республику Молдова" в советских границах, Москве нечего ответить и предъявить, кроме Соглашения 1992 года о принципах урегулирования молдавско-приднестровского конфликта, из которого Кишинев пока еще не вышел, но существование которого предпочитает упорно игнорировать, как и все прочие соглашения и документы, регламентирующие его отношения с Тирасполем. Ответ на вопрос, как признание "суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова", которые вместе с молдавско-румынской и молдавско-украинской границами отменяет декларация их провозглашающая, сочетается с усилиями по сохранению ее нейтрального статуса и противодействием экспансии члена НАТО Румынии в регионе, не дают ни Москва, ни Киев.

За месяц до празднования Кишиневом своей "независимости", в июле, Международный суд ООН вынес вердикт по Сербскому краю Косово, гласивший, что "провозглашение независимости не противоречит нормам международного права". МИД ПМР тут же обращается за признанием в ООН. После чего Москва, видимо, забыв не только о своем признании Абхазии и Южной Осетии, но и об обнародованном месяцем ранее "оккупационном" декрете Гимпу, спешно направляет в Кишинев и Тирасполь замглавы МИД Григория Карасина с целью "укрепить суверенитет и нейтральный статус Республики Молдова как важной предпосылки для решения приднестровского конфликта", где он лишний раз подтверждает неизменность позиции Москвы относительно "суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова". Одновременно с этим Россия временно прекратила оказание гуманитарной помощи Приднестровью, что наблюдателями сразу же было расценено как попытка оказания давления на Тирасполь.

12 октября с визитом в Бухаресте побывала канцлер Германии Ангела Меркель в рамках своей новой функции - "участника" молдавско-приднестровского урегулирования, которое, по ее признанию, и стало главной темой переговоров. Меркель назвала "взаимным" интерес Германии и Румынии в этом вопросе и призвала Бухарест оказывать содействие его урегулированию. А также добилась согласия румынского руководства на подписание договора о границе с Кишиневом - больной темы молдавско-румынских отношений с 1995 года, когда румыноунионистская риторика Кишинева сошла на нет и главным приоритетом стала "реинтеграция" с Приднестровьем. А уже через неделю, после встречи с Меркель и Саркози в Довиле, Медведев назвал Румынию "стороной", от которой в том числе зависит успех переговоров по приднестровскому урегулированию. Что именно он имел в виду, упоминая фактического участника конфликта на стороне Кишинева, не входящего, как и Германия, ни в один из форматов урегулирования, но регулярно навязывающегося поучаствовать, президент РФ не уточнил до сих пор. Однако через два дня кишиневский вице-премьер по вопросам "реинтеграции" Виктор Осипов расценил заявление Медведева как приглашение к "активному вовлечению" Бухареста в официальные переговоры, а Гимпу в очередной раз потребовал "незамедлительного, организованного и полного вывода российских войск" из ПМР, пригрозив проблемами в ратификации обновленного ДОВСЕ, в случае возобновления этого договора. К требованию Гимпу присоединился глава МИД Румынии Теодор Баконски, заявив в интервью Wall Street Journal, что НАТО и Россия должны предпринять совместные усилия для того, чтобы Москва отказалась от "типичного для времен "холодной войны" мышления относительно распределения сфер влияния". В свою очередь Европарламент принял резолюцию, в которой заявил о необходимости повысить роль ЕС в приднестровском урегулировании и устранить приднестровское "препятствие" на пути европейской интеграции Кишинева. Сама же тема участия Бухареста в урегулировании конфликта на Днестре стала предметом активного обсуждения экспертов и СМИ Румынии, Бессарабии, Приднестровья, Украины и России. Видимо, опомнившись, МИД России, устами сначала посла РФ в Кишиневе, а потом официального представителя российского внешнеполитического ведомства, заявил, что Россия не намерена отказываться от миротворческой миссии на Днестре, увязав продолжительность российского участия в этой операции с перспективой выхода на политическую договоренность об урегулировании конфликта. Но было уже поздно, молдавско-приднестровское урегулирование стало стремительно обрастать новыми "участниками".

О своем намерении "активно подключиться" к процессу заявили руководители сначала Польши, а потом Италии, так же, как и Румыния с Германией, не имеющих к этому вопросу никакого отношения. 12 ноября, за неделю до саммита НАТО в Лиссабоне, о своем согласии принять участие в котором Медведев объявил все на той же встрече в Довиле, Гимпу обращается с письмом к генсеку Североатлантического альянса Андерсу Фог Расмуссену с просьбой помочь вывести российские войска из ПМР. Это не первая попытка "нейтрального" и "внеблокового" Кишинева привлечь к решению приднестровского вопроса НАТО. О своем желании видеть Североатлантический альянс посредником в урегулировании молдавско-приднестровского конфликта заявляло и предыдущее коммунистическое руководство Молдавии, которое в 2006 году подписало Индивидуальный план действий партнерства с НАТО (IPAP). Ответ МИД РФ не поразил своей новизной. Посетовав, что миротворчество передоверить некому, официальный представитель министерства Андрей Нестеренко сообщил, что российские войска находятся в Приднестровье для "восстановления территориальной целостности Республики Молдова".

18 ноября, за день до саммита НАТО, президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что только замена российских миротворцев на европейских может предовратить новую войну на Днестре, добавив при этом, что только сохранение у власти в Кишиневе Альянса за европейскую интеграцию является ключевым фактором на пути вступления "Республики Молдова" в ЕС. На следующий день глава Сената Румынии Мирча Джоанэ, считавшийся пророссийским кандидатом на президентских выборах 2009 года, заявил, что без вывода российских войск из ПМР нельзя говорить о подлинной независимости "Республики Молдова", в отношении которой у Бухареста "есть политические, геополитические, экономические и морально-исторические интересы". Госсекретарь по европейским делам румынского МИД Богдан Ауреску в тот же день заявил, что Румыния в ЕС "рассматривается как один из главных, если не главный источник анализа и оценки приднестровской проблематики", более того ЕС является ретранслятором позиции Бухареста по данному вопросу. При этом подписанный 8 ноября Баконским и бессарабским премьером Владимиром Филатом Договор о режиме государственной границы, который Бухарест вынужден был подписать ради вхождения в Шенген в 2011 году, признанием этой границы, по заявлению официальных лиц Румынии, не является. Т.е. от "геополитических" и прочих интересов в "Республике Молдова" Бухарест не отказался.

Медведев, который несет непосредственную ответственность за вышеприведенные заявления кишиневских, бухарестских и европейских политиков, тем не менее, участвует в лиссабонском саммите, где принимает приглашение НАТО участвовать в создании общей ПРО, а Альянс в свою очередь принимает новую стратегическую концепцию, которая подтверждает неизменность его планов по интеграции Грузии и Украины. Последняя со своей стороны выразила готовность принять участие в создании ПРО и предоставить для этого базы в Закарпатье и Севастополе. Не лишним здесь будет напомнить и о том, что в феврале этого года Румыния дала согласие на размещение на своей территории элементов американской системы ПРО и в сентябре провела уже третий раунд переговоров с Вашингтоном по этому вопросу. Объяснений в связи с этим российский МИД так и не дождался, как не дождался их и по поводу размещения в Польше американских ракет Patriot в 70 км от границы с Россией. В то же время, предложение президента ПМР разместить в ответ на ПРО США в Румынии российские "Искандеры" в Приднестровье Москва проигнорировала. Самое главное, что руководство РФ до сих пор не объяснило своим гражданам, от кого именно Россия собирается защищаться, участвуя в общей ПРО с НАТО. Зато Траян Бэсеску знает, от кого ему защищаться, заявив 30 ноября, накануне саммита ОБСЕ в Астане, что Румыния испытывает дискомфорт от пребывания российских войск в Приднестровье и Черноморского флота в Севастополе.

Последним в преддверии саммита ОБСЕ ударом для Москвы стали результаты очередных досрочных парламентских выборов в Бессарабии. От прошлогоднего провала с поддержкой компартии Воронина руководство РФ долго не могло оправиться. В течение 2010 года Москва занималась беспорядочным поиском нового кандидата на поддержку. Сначала вроде бы поддерживала Демпартию Лупу, рассчитывая, что она создаст коалицию с коммунистами в новом парламенте, с тем, чтобы попытаться реализовать с ее помощью переиздание Меморандума Козака, отвергнутого Ворониным в 2003 году. "Единая Россия" и Демпартия даже подписали в сентябре соглашение о сотрудничестве. Потом Москве на какое-то время приглянулся Филат, который хотя и разделяет позицию Гимпу по всем вопросам отношений с Россией, включая вывод российских войск из ПМР, но "прагматично" старается не доводить ее до крайних проявлений. Но о Воронине в Москве все это время не забывали и, в конце концов, решили в очередной раз наступить на те же грабли. Примерно за неделю до выборов 28 ноября, главные российские телеканалы занялись его пиаром. Не столь грубым и откровенным, как в прошлом году, но достаточным для того, чтобы в "день тишины", 27 ноября, в Кишиневе приняли решение прекратить трансляцию российских каналов в Бессарабии.

Результат не заставил себя долго ждать. Позора не смогли прикрыть даже переполненные 29 ноября сообщениями российских СМИ о "лидирующих" и "побеждающих" коммунистах новостные сюжеты "Яндекса". Итоги выборов 28 ноября 2010 года с точностью до наоборот повторили результаты 5 апреля 2009 года. Тогда коммунисты получили 60 мест в парламенте из 101, теперь партии, входящие в Альянс за евроинтеграцию получают 59 мандатов, и для самостоятельного избрания президента им не хватает 2 голосов. Расчет компартии, приведшей в конце прошлого года к власти Гимпу, на то, что до выборов он дискредитирует альянс настолько, что они смогут взять реванш и получить большинство в парламенте, не оправдался. Свой кредит доверия Партия коммунистов исчерпала не у Москвы, а у населения Бессарабии. Партии альянса, вероятнее всего, сохранят коалицию, и для избрания президента им надо будет искать недостающие 2 голоса у коммунистов. Даже если Лупу пойдет на коалицию с ПКРМ, ситуации это не изменит - им так же не хватит голосов для избрания президента. Так или иначе, вопрос о том, с какой именно "эффективной властью", о намерении дождаться которой с целью возобновления переговоров по молдавско-приднестровскому урегулированию заявил в октябре президент России, он теперь намерен работать, остается открытым. Даже если партии альянса смогут преодолеть кризис и избрать руководство, очевидно, что это не та власть, которую Медведев имел в виду. Во всяком случае, политика этой власти на протяжении полутора лет была последовательно направлена на полное и безоговорочное выдавливание России из региона.

С таким неутешительным багажом отправилась делегация РФ на саммит ОБСЕ в Казахстане. О том, что в ходе этой встречи предполагается пересмотреть переговорный и миротворческий форматы приднестровского урегулирования заявлялось в Кишиневе, а также в Брюсселе и других европейских столицах, неоднократно. Второй гарант урегулирования Украина, устами главы украинского МИД Константина Грищенко, высказалась в Брюсселе в поддержку вывода российских войск из ПМР. В свою очередь сторона переговоров Тирасполь, который в саммите не участвовал, неоднократно заявлял, что решения, принятые в Астане, какими бы они ни были, не могут быть реализованы без его участия. Соответственно, его включение в "территориально целостную Республику Молдова" может быть осуществлено только путем насилия. Вопросы изменения миротворческого и переговорного форматов так и не были внесены в повестку саммита в Астане, тем не менее, кишиневская делегация потребовала "немедленного" вывода российских войск из Приднестровья. Очевидно, что разногласия по поводу региональных конфликтов и стали главной причиной того, что Медведев и Лавров покинули саммит до его окончания и не подписывали итогового документа. Уже 4 декабря Москва отправила в Кишинев спасать "молдавскую государственность" главу администрации президента РФ Сергея Нарышкина. Коалиция Партии коммунистов и Демократической партии, как ожидалось, в результате этого визита пока так и не сложилась, но перспектива преодоления политического кризиса в Бессарабии стала еще более туманной.

Таким образом вопрос признания Приднестровской Молдавской Республики вновь встает перед Москвой в полный рост. Двойные стандарты Москвы (признавшей Абхазию и Южную Осетию и отказывающей в признании Приднестровью) в вопросе разрешения конфликтов на постсоветском пространстве вызывают куда больше вопросов, чем двойные стандарты Вашингтона и Брюсселя. В отличие от последних, которые имеют целью укрепление своих позиций, что, по крайней мере, объяснимо, двойные стандарты Кремля - игра против собственных интересов и, в конечном счете, уступка двойным стандартам Запада. Российская власть в этом отношении очень напоминает бессарабских националистов, национализм которых (уникальный случай) ориентирован на соседнее государство Румынию и отрицает собственную идентичность.

Белоруссия

В текущем году многочисленные политические и экономические разногласия, на протяжении нескольких лет подспудно зревшие в российско-белорусских отношениях, вылились в серьёзный конфликт, затронувший фактически все сферы взаимодействия между Москвой и Минском. Формальной причиной начала противостояния стал неурегулированный вопрос об условиях поставок в Белоруссию российских энергоносителей. Проблема очень быстро приобрела политическую окраску, и в течение всей второй половины 2010 года российско-белорусское противоречия были одной из наиболее обсуждаемых тем в СМИ обеих стран.

Среди главных аспектов нынешнего состояния двусторонних отношений можно перечислить следующее: 1) полное сворачивание какого бы то ни было взаимодействия в политической сфере. В 2010 году российско-белорусское политическое сотрудничество ушло в прошлое. Основные политические вопросы, стоявшие между двумя государствами в прошлом году, в частности, признание Минском Абхазии и Южной Осетии, были де-факто сняты с повестки дня ("Мы видим, что этого не происходит" - В. Путин); 2) абсолютная политизация всех имеющихся экономических противоречий; 3) личный конфликт лидеров двух государств, приведший к информационной войне с не вполне ясными намерениями и последствиями; 4) наличие постоянного фона в виде тлеющего конфликта в сфере энергетики.

Одной из основных задач, которую Россия ставила себе на белорусском направлении в текущем году, было втягивание Белоруссии в новую экономическую интеграционную структуру - Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, которая в перспективе должна обернуться созданием единого экономического пространства на территории бывшего СССР. Несмотря на то, что данная задача была выполнена, это парадоксальным образом привело к резкому ухудшению отношений двух стран.

Озвученный в конце 2009 года отказ России продолжать поставлять Белоруссии нефть без взимания экспортных пошлин (Москва выразила готовность поставить Минску беспошлинно 5-6 млн тонн нефти для внутреннего потребления, при том, что Белоруссия ежегодно закупала у России более 20 млн тонн нефти) вызвал крайне резкую реакцию официального Минска. Белоруссия обвинила Россию в "беспрецедентном давлении", а глава белорусского государства Александр Лукашенко заявил, что если Москва не изменит свою позицию, Минск выйдет из формирующегося Таможенного союза с Россией и Казахстаном. В результате Белоруссия всё же вынуждена была согласиться на российские условия (6,3 млн тонн нефти поставляются беспошлинно, остальные объёмы облагаются стопроцентной пошлиной), однако, уже в день подписания соглашения белорусская сторона заявила, что данные договорённости "будут действовать недолго", так как Минск настаивает на том, чтобы пошлины на российские энергоносители были отменены в рамках Таможенного союза, который планировалось создать к лету. Александр Лукашенко, в частности, заявил, что "Таможенный союз, в котором действуют пошлины на нефть, никому не нужен".

Однако позиция российской стороны состояла в том, что пошлины должны быть отменены лишь на следующем этапе интеграции - при создании Единого экономического пространства. Белоруссия, считая это неправомочным, подала на Россию иск в Экономический суд СНГ. Одновременно Минск, официально объявив о намерении обрести "энергетическую независимость", начал закупать нефть у Венесуэлы, причём данный проект, явно затратный с точки зрения большинства экспертов, позиционировался как "спасение белорусского суверенитета". Белорусская сторона постоянно заявляла о том, что присоединение к Таможенному союзу без отмены пошлин на нефть невозможно. В результате Россия и Казахстан подписали Таможенный кодекс вдвоём, а Белоруссия присоединилась к ним позже, буквально, в последний момент - что интересно, после того, как российский посол Александр Суриков заявил, что в ином случае Москва выстроит по отношению к Минску полноценную таможенную границу.

Желая повысить ставки в энергетической игре с Кремлём, Лукашенко пошёл на обострение политических противоречий. В частности, он дал убежище свергнутому киргизскому лидеру Курманбеку Бакиеву, впоследствии предложив вернуть его в Киргизию для улаживания разгорающегося межэтнического конфликта. Столкнувшись с нежеланием Кремля осуществить вмешательство во внутрикиргизскую ситуацию по линии ОДКБ, официальный Минск дал понять, что он считает данную организацию недееспособной. Стоит отметить, что ряд экспертов высказал мнение, согласно которому белорусская сторона приложила определённые усилия для эскалации межнациональных противоречий в Киргизии. Помимо этого, Лукашенко сделал ряд личных выпадов в адрес российского руководства и совершил несколько демонстративных шагов: в частности, государственное белорусское телевидение предоставило эфир Михаилу Саакашвили, в ходе которого он был охарактеризован как "вождь грузинской революции". Россия, впрочем, не осталась в долгу: первая серия фильма НТВ "Крёстный батька", авторы которого обвинили Лукашенко в организации политических убийств своих оппонентов, появилась как раз накануне подписания Белоруссией Таможенного кодекса. Летом между Москвой и Минском также вспыхнул конфликт, связанный с поставками газа, когда Россия потребовала от Белоруссии вернуть двухсотмиллионный долг, а Минск в ответ выставил Кремлю счёт за транзит. Всё это плавно влилось в контекст начавшейся в Белоруссии кампании по выборам президента, что привело к ещё большему обострению и без того весьма существенных противоречий.

Ситуацию существенно усугубляет (и, во многом, обуславливает) личный конфликт Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева. 1 октября Лукашенко заявил, что информационная кампания против него была заказана командой президента РФ. В ответ Медведев обвинил Лукашенко в бесчестности, вспомнив публичное (и невыполненное) обещание белорусского лидера признать Абхазию и Южную Осетию, в выстраивании образа врага в лице России и просто в нарушении элементарных приличий. Кремль также пообещал "дать адекватную оценку" белорусским выборам, что было воспринято не только как то, что Москва отказала Лукашенко в поддержке, но и как то, что она готовится к непризнанию будущей победы действующего белорусского лидера, которая на данный момент мало кем ставится под сомнение. В официальных белорусских масс медиа Россия действительно фигурирует в качестве основной угрозы суверенитету Белоруссии.

В целом, можно отметить, что основная вина за происходящее в текущем году лежит именно на белорусской стороне. Именно Александр Лукашенко, не желая идти ни на какие уступки, начал процесс политизации экономических разногласий, поставивший под угрозу само существование всех механизмов российско-белорусского союзничества. Однако подоплёкой этого стала позиция именно российского руководства, не способного сформулировать чёткую политическую линию на данном направлении, и не желающую внятно объяснить общественности, чего именно Россия хочет от Белоруссии, каким она видит конечный результат процесса российско-белорусской интеграции, и как она намерена его достичь. По сути, игра между Москвой и Минском ведётся без правил. В связи с этим, необходимо упомянуть ряд характерных рисков, связанных с данным направлением российской политики:

- на данный момент, несмотря на звучавшие летом и осенью громкие заявления, у Кремля, похоже, нет стратегии действий по отношению к будущим выборам в Белоруссии. Их возможное непризнание упирается в проблему того, что у Москвы в Минске нет своей креатуры. Некоторые эксперты обсуждали возможность номенклатурного переворота, в связи с чем называлась фамилия премьер-министра Сергея Сидорского. Однако в действительности нет никаких оснований полагать, что у Кремля в этой области имеются какие-либо конкретные планы и договорённости. С другой стороны, признание победы действующего президента после всех обвинений в его адрес (при этом стоит помнить, что фильм НТВ, в котором Лукашенко был охарактеризован как психически больной убийца, расценивается общественностью как заказ российских властей) будет выглядеть крайне странно и двусмысленно. Несмотря на то, что в последние дни стороны смогли урегулировать ряд экономических разногласий, нельзя исключать того, что победа Лукашенко на выборах будет позиционироваться именно как победа над Россией, что, скорее всего, приведёт к ещё большему усилению политических противоречий и дальнейшей эскалации информационной войны;

- стремясь обеспечить себе внешнюю поддержку, Лукашенко вновь активизировал процесс сближения с Западом. На данный момент Запад, стремясь извлечь понятную выгоду из российско-белорусских противоречий, фактически минимизировал свои требования по отношению к минскому режиму, по сути, сведя их к пожеланиям провести "более демократичные" выборы. Президент Литвы Даля Грибаускайте вообще заявила о поддержке Лукашенко как гаранта ограничения влияния России в регионе. Минск неоднократно выражал готовность участвовать (и уже участвует) в ряде недружественных Кремлю проектов, например, таких, как создание энергетического коридора "Сарматия". Белоруссия изо всех сил стремится к усилению сырьевого взаимодействия с Азербайджаном и Прибалтикой. Именно по инициативе и на средства Белоруссии при политической поддержке Украины был выполнен тест работы нефтепровода "Одесса-Броды" в аверсном режиме. На данный момент известное стремление Запада обеспечить доставку каспийских углеводородов в Европу в обход России находит полную поддержку со стороны Александра Лукашенко и его окружения. Нет никаких оснований полагать, что эти инициативы будут свёрнуты даже в том случае, если Москва пойдёт на серьёзные экономические уступки Минску - в частности, отмена с 2011 года в случае ратификации всех документов по ЕЭП пошлин на российскую нефть для Белоруссии этого отнюдь не подразумевает. Эти и многие другие факты, помимо прочего, демонстрируют полную несостоятельность замыслов ряда кремлёвских "стратегов" по поводу "российско-европейского взаимодействия" в деле смещения нынешнего белорусского руководителя;

- как уже говорилось, все механизмы и схемы политического взаимодействия России и Белоруссии сейчас полностью свёрнуты. Фраза Лукашенко о том, что "ещё не поздно вернуться к идее Союзного государства", вполне наглядно демонстрирует нынешнее состояние данной структуры. Новые интеграционные форматы, уже действующий Таможенный союз и создаваемое ЕЭП, не предполагают взаимодействия в политической сфере - по крайней мере, на нынешнем этапе. Фактически союзники (бывшие) на данный момент лишены каких-либо обязательств по отношению друг к другу, и данный вакуум создаёт все необходимые предпосылки для перерастания союзничества во вполне откровенную вражду. "Потепление" последних дней, ознаменованное встречей Медведева с Лукашенко, подписанием документов по ЕЭП и заявлением о намерении сформировать новое интеграционное объединение, Евразийский союз, отнюдь не гарантирует стороны от обострения политических противоречий в ближайшем будущем. Пребывание Минска в Таможенном союзе также не исключает его участия в антироссийском "санитарном кордоне";

- Минск официально участвует в Таможенном союзе, и при этом белорусские власти неоднократно заявляли, что основным кредитным спонсором Белоруссии теперь является Китай. Однако Пекин готов давать Минску лишь связанные кредиты, которые подразумевают развёртывание на белорусской территории различных китайских производств. Сейчас трудно предположить, как это скажется на функционировании Единого экономического пространства, однако, вряд ли тут можно говорить о каком бы то ни было позитивном влиянии;

- заявление Москвы и Минска о том, что сторонам удалось достичь согласия в вопросе условий поставок российской нефти в Белоруссию (нефть будет поставляться беспошлинно в обмен на то, что Минск будет отдавать в российский бюджет пошлины с продажи нефтепродуктов в третьи страны), способствовали сглаживанию российско-белорусского энергетического конфликта. Вместе с тем, ряд положений соглашения (в частности, Белоруссия будет передавать России пошлины лишь с тех нефтепродуктов, которые будут изготавливаться из российской нефти - о сырье из Венесуэлы речь не идёт) может способствовать возникновению ряда непрозрачных финансовых схем, что, в свою очередь, может привести к возникновению новых разногласий.

Российско-белорусские отношения на данный момент находятся в негативной фазе. У России не хватает политической воли на то, чтобы склонить нынешнее белорусское руководство к полноценному политическому сотрудничеству, равно как и на то, чтобы сменить нынешний режим на более договороспособный. Если раньше речь шла лишь о кризисе двустороннего взаимодействия, то сегодня можно говорить о политическом конфликте, который до сих пор остаётся открытым, последствия которого непрогнозируемы, а способы урегулирования неясны.

Продолжение:Россия на постсоветском пространстве: неутешительные итоги 2010 года
                            Россия на постсоветском пространстве: неутешительные итоги 2010 года. Средняя Азия
                            Россия на постсоветском пространстве: неутешительные итоги 2010 года. Закавказье
                            Россия на постсоветском пространстве: неутешительные итоги 2010 года. Украина и Прибалтика


ТОП-10 ВЧЕРА

Межрасовые столкновения в России — что, если бездействие милиции преднамеренно? ("Time", США)

Запад обложил тандем

Горбачев продает билеты по $150 000 на свой юбилей

Латвия, Болгария, Чехия, Венгрия, Литва и Румыния потребовали осудить коммунизм наравне с Холокостом

Грузия откалывает Дагестан от России

Спецслужбы отслеживают переписку и определяют IP экстремистов

Агент Ахмед Надул Всех


ОднаКнопка

Tags: Лукашенко, Приднестровье, Россия
Subscribe

promo ruscesar march 16, 2012 20:22 21
Buy for 100 tokens
Здесь собраны материалы расследования по деятельности Охранителей режима в той последовательности, как они появлялись на блоге. Информация и дальше будет обновляться День Сурка Эх, компания какая... На службе олигархата, или Как разводят лохов Мы делили апельсин... Как…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments