ruscesar (ruscesar) wrote,
ruscesar
ruscesar

Category:

Генерал Лебедь. Часть 1. Миротворец - 4

Часть 1. Миротворец

Начало

Изображение


Герой Приднестровья

О генерале Лебеде в России, как о возможном Президенте России, заговорили после его роли в событиях 1992 года в Приднестровье.

В тот момент там уже разгорался пожар межнационального конфликта. Лебедя новоиспеченный министр обороны Грачев и назначил командующим разваливавшейся на глазах четырнадцатой армии. К этому времени задачи вразумлять и разнимать воюющих уже не ставилось, необходимо было лишь спасти остатки армии и её огромнейшие склады с боеприпасами. Поняв всю сложность задачи, Лебедь решил идти ва-банк.



Победителей, как известно, не судят, и после небольшой подготовки он самостоятельно принял приказ открыть огонь. Несмотря на значительный перевес вооруженных сил молдаван, их позиции были сметены артиллерийским огнем, а вместе с ними и переправы через Днестр. После угрозы превратить Кишинёв в груду развалин сопротивление прекратилось.

В Приднестровье с тех пор он - легенда и национальный герой.



В Приднестровье в 1992 году Лебедю было присвоено звание "Человека года".

Российское общество было в восторге от генерала, и Кремль не стал наказывать героя, хотя Лебедю намекнули, что на дальнейшей карьере придется поставить крест. Приказ открывать огонь никто Лебедю не отдавал, и признавать независимость Приднестровья в планы Кремля не входило.

Вот какая переписка между Лебедем и Грачевым сохранила история:

Лебедь — о президенте Республики Молдова Мирче Снегуре:

«…Вместо державного руководства организовал фашистское государство, и клика у него фашистская…»

После этого между министром и командармом произошла очень темпераментная блиц-переписка. В секретном архиве Генштаба хранятся шифровки, рассказывающие о ее содержании. Заглянем в них.

Грачев — Лебедю:

«Категорически запрещаю выступать по радио, телевидению и в печати, давать оценку происходящим событиям. Войдите в связь по телефону с президентом Молдовы Снегуром. Обменяйтесь мнением с ним по сложившейся ситуации».

Лебедь — Грачеву:

«В сложившейся обстановке считаю неприемлемыми и ошибочными с моей стороны какие бы то ни было контакты и разговоры с президентом Молдовы, запятнавшим свои руки и совесть кровью собственного народа».

Грачев — Лебедю:

«Вам было приказано вступить в переговоры с президентом Молдовы, однако Вы, глубоко не проанализировав политическую ситуацию, сложившуюся в последнее время между президентами России и Молдовы, ведете себя исключительно недальновидно.

На основании изложенного приказываю:

Выполнить мое требование, невзирая на Ваше субъективное мнение, о вступлении в контакт с президентом Молдовы Мирче Снегуром.

Об уяснении полученной задачи доложить».

Лебедь — Грачеву:

«При всем уважении к Вам, со Снегуром в переговоры вступать не буду. Я генерал Российской Армии и ее предавать не намерен».


О других переписках с Грачевым непокорного генерала можно почитать тут.

Развенчивание героя

Своими резкими заявлениями и действиями Лебедь первоначально снискал расположение у "непримиримой" коммуно-патриотической оппозиции. Убежденный "противник демократов" тележурналист Александр Невзоров в декабре 1992 года говорил в интервью, что хотел бы видеть его Президентом России (позже, в 1994 году, Невзоров не захотел выносить своего окончательного суждения о Лебеде, сказав, что по его мнению, Лебедь "еще не выбрал между добром и злом").

Осенью 1992 года отношение коммунистов и части национал-патриотов к Лебедю изменилось вследствие того, что он обвинил ближайшее окружение президента Приднестровской республики Игоря Смирнова в коррупции.

Предпринятая при посредничестве полковника Виктора Алксниса попытка помирить генерала со Смирновым не увенчалась успехом.

После чего началась травля. В начале 1993 года газета Александра Проханова "День" обвинила Лебедя в двойственном поведении во время попытки государственного переворота в августе 1991 года, то есть в невыполнении приказа ГКЧП. Сам же Алкснис пошел ещё дальше, развенчивая значимость роли Лебедя в приднестровском конфликте:

– Роль Лебедя в урегулировании того конфликта сильно преувеличена. В первую очередь им самим. Он стал командующим лишь летом 92-го. К тому времени ситуация и без него стабилизировалась благодаря героическому сопротивлению самих приднестровцев, а Лебедь лишь закрепил чужой успех. По его приказу артиллерия нанесла удары по позициям молдавских войск, и произошло, как теперь говорят, побуждение Кишинева к миру. Определенная заслуга генерала в этом, безусловно, была, но после прекращения огня Лебедь решил поставить под контроль руководство Приднестровья, чтобы умиротворить уже Тирасполь. У него было четкое указание от Ельцина: Приднестровье должно быть в составе Молдавии, никакой независимости. Бывший президент республики Смирнов, понятно, этого не желал. И Лебедь начал готовить военный переворот – подговаривал местных шефов МВД и КГБ захватить власть. Но те публично огласили предложения Лебедя, был скандал, план провалился.

После этого Алкснис лично обвинил генерала в предательстве интересов уже России:

– Это был февраль 93-го, и я прибыл в Тирасполь с частным визитом по приглашению Смирнова. О встрече я Лебедя сам попросил. Мы общались в комнате отдыха, устроенной за его рабочим кабинетом. И я ему в открытую сказал, что его позиция – это измена стране. Он сразу вскочил, вытянулся по стойке смирно в полный рост (а он был не маленький) и отчеканил: «Я был, есть и буду офицером, верным своей присяге!» Но чувствовалась во всем этом какая-то отрепетированность, как будто он не от души говорил, а играл спектакль.

Не хочу комментировать здесь Алксниса, но ему должно быть стыдно за эти слова. Роль Лебедя была ключевой в тех событиях.

С первого дня пребывания Лебедя в Приднестровье в полную силу начали действовать службы тыла и ВОСО. Совместно с властями ПМР были организованы эвакуация и временное размещение гражданского населения города Бендеры, питание и медицинское обслуживание беженцев. Раненые стали поступать и в развёрнутые военные госпитали, тяжелораненых отправляли из Тирасполя самолётами в Москву. Война-то продолжалась…

25 июня резко обострилась обстановка и на «севере» — молдовская сторона подвергла мощному артиллерийскому обстрелу Дубоссары и близлежащие села. Разрушены дома, погибло много мирных жителей. В Григориополе один из снарядов попал в детский сад… По приказу генерала Лебедя, под прикрытием сотни казаков, туда срочно были переброшены миномётная батарея, четыре установки БМ-21 «Град» и четыре 152-мм «самоходки» 2СЗ «Акация». 26 июня, дабы предотвратить возможность перегруппировки и переброски сил приднестровцев в Бендеры, части национальной армии Молдовы после мощной артподготовки начали атаковать позиции на Кочиерском и Кошницком плацдармах. Лебедь отдал приказ немедленно отправить туда один танковый и два мотострелковых батальона. Видимо, крови Бендер Молдове было мало — на Кицканский плацдарм, с юга угрожающе нависший над Тирасполем, «румыны» начали стягивать войска. Туда, под Слободзею и Днестровск были направлены один танковый и один мотострелковый батальоны 59-й дивизии.

По приказу генерала Лебедя Тираспольская военная комендатура начала активно заниматься борьбой с преступностью по всему Левобережью — она уже «достала»!.. Штат комендатуры был значительно увеличен за счёт части призванных на службу в армию сотрудников правоохранительных органов ПМР. «Я развернул эту комендатуру полностью, захватил город, сразу же прекратилась вся стрельба, сразу прекратились все грабежи, всех пьяных с оружием задерживали, изолировали». В помощь комендатуре Лебедь придал батальон спецназа ВДВ под командованием полковника Прокопенко — были введены усиленные патрули, в течение суток перекрыты все дороги к населённым пунктам.


Мало кто знает, что брат Лебедя Алексей тоже принимал участие в тех событиях.

Эта «операция» — блестяще проведённая и уже вошедшая легендой в историю военного искусства — операция по дезинформации противника, которому внушили, что это — ответ на блокаду окруженного со всех сторон молдовскими войсками 300-го парашютно-десантного полка, на нападки и непрекращающиеся пикеты, и митинги националистов НФМ у его КПП, развёрнутую в СМИ по отношению к его военнослужащим антироссийскую истерию. Вот, мол, Лебедь-старший и договорился с братом, чтоб вызволить его, одновременно ударить с двух сторон. Якобы, форсировав Днестр, 14-я армия двинется тремя танковыми колоннами, а полк Алексея Лебедя, всей своей огневой мощью взломав хилую молдавскую блокаду, пойдёт на прорыв в направлении Тирасполя…Заодно, мимоходом разгромив армию Молдовы, наведут «порядок» и в Кишинёве…
…Авантюра? Или чётко просчитанный ход? «Весь мой жизненный опыт говорит о том, что хороший авантюризм — это глубоко продуманный авантюризм»…
Для усиления эффекта этой «операции» генерал Лебедь отдал приказ «скрытно» в трёх местах начать рекогносцировку переправы через Днестр. Но с правого берега это «засекли». Так же, как «заметили» и танки, их подготовку к форсированию. Поверили… Да ещё как! Неспроста же в этот день, перед вылетом в Москву, перепуганный Мирча Снегур во всеуслышание заявил о намерении… уйти в партизаны. Чему многие от души посмеялись: «нашелся тоже — эдакий «командантэ» Фидель в Кодрах!..».

300-й парашютно-десантный полк ВДВ России действительно оказался в очень трудной ситуации — в глубоком тылу иностранного, даже враждебного государства, ведущего войну с левобережным Приднестровьем, где дислоцирована 14-я российская армия, проживали многие бывшие советские военнослужащие и их семьи.
Поняв, что договориться с полковником Лебедем невозможно, 15 мая 1992 года националистически настроенные элементы при попустительстве (и при поддержке!) властей в буквальном смысле слова осадили 300-й полк. Все выезды были завалены фундаментными блоками, заставлены тракторами, грузовиками. У контрольно-пропускных пунктов выставили пикеты. …
Делегаты пикетчиков в ультимативной форме заявили:
— Предлагаем вам в течение суток покинуть территорию суверенной Молдовы. С собой разрешаем взять только личные вещи — всё имущество и вооружение должны остаться на территории полка» …
Командир и весь личный состав полка решили, во-первых, продолжать службу в Вооруженных силах РФ, во-вторых, спасти технику полка и переправить её в Россию, в-третьих, ни в коем случае не дать возможности молдавским националистам спровоцировать на территории, прилежащей к полку, какой-нибудь конфликт с жителями Кишинёва.

Но обстановка накалялась каждым днём. Пикетчики, меняя друг друга, и выкрикивая в адрес российских военнослужащих оскорбления, могли в любую секунду перейти к более решительным действиям. … Пикетчики, науськиваемые агитаторами, наконец-то поняли, что «горлом» десантников не возьмёшь, и перешли к решительным действиям, предъявив командиру полка ультиматум: либо вы убираетесь вон из Кишинёва, либо мы штурмом овладеем территорией полка. В этот критический момент Алексей Иванович вышел к пикетчикам и объявил:
— Территория полка является российской территорией, и мы будем защищать её до последнего солдата и офицера. Хотите — штурмуйте.
…С утра 4-го июля армейская артиллерия поработала и на Кошницком и Кочиерском плацдармах. Но… орудия стреляли агитационными снарядами, густо «залистовав» позиции ОПОНа и национал-армейцев. Неугомонных вояк предупредили — общий смысл текста листовок, образно говоря, был таков: «баста, карапузики, кончились танцы»…, валите домой, если не поймёте — вам же хуже будет! — Задумались…
Это уже в последующие дни, взаимодействуя с 14-й армией, артиллерией Приднестровья на Каушанском направлении была накрыта выдвигающаяся молдавская колонна из более чем 500 человек и двух десятков грузовиков и бронетехники. В результате колонна была частично уничтожена, а в большинстве своём рассеяна, так что к месту назначения — в Бендеры — прибыло около 70 человек. Так же была уничтожена артиллерийская колонна на Кишинёвском направлении, скопление техники в районе Варницы.



Я не знаю, как после этого относиться к Алкснису. В. Алкснис заявил агентству «Постфактум», что «слухи о коррупции в Приднестровье изрядно преувеличены» и что предъявленные А. Лебедем руководству ПМР обвинения в коррупции не имеют подтверждения, хотя, по его мнению «дыма без огня не бывает». Местные власти обвинили командующего во вмешательстве во внутренние дела Приднестровья (запомним).

Каждую субботу у А. Лебедя был приёмный день по личным вопросам. Принимал он всех: и военнослужащих, и членов их семей и гражданское население ПМР. Причем гражданское население больше надеялось на помощь А. Лебедя, чем на помощь местной власти. Он помог очень многим людям.

Росла популярность Лебедя и среди местных жителей, и чем выше эта популярность была, тем больше его опасались местные власти. Вначале они начали с ним заигрывать, пытались сыграть на его принципах «державника». Но, так как ПМР была непризнанной республикой, то над местным руководством никто не стоял, а поэтому делали они в своей вотчине всё, что хотели. Идеи и лозунги, под которыми они пришли к власти были забыты, и начался процесс личного обогащения и полнейшего безразличия по отношению к людям, которые эту власть отстояли в 1992 году.

Для А. Лебедя это было неприемлемо, и он становился местным властям неудобным и неугодным.

Первоначальное зарождение конфликта Лебедя с руководством Приднестровской республики возникло в конце 1992 г. По словам самого Александра Ивановича, начало конфликта было связано с задержанием военнослужащими 14-й армии по просьбе прокурора ПМР «комбата Николая Костенко», обвиняемого во многих тяжких преступлениях и связанного с высшим руководством республики. При задержании Костенко в июле 1992 г. десантниками был разоружён батальон приднестровской гвардии. Сам же Костенко был задержан значительно позже и при невыясненных до сих пор обстоятельствах был убит, а убийство приписали военнослужащим 14-й армии.
Другой причиной конфликта стало несогласие руководства ПМР с участием военнослужащих 14-й армии в охране общественного порядка и борьбе с преступностью в регионе.
И третьей причиной, и пожалуй, самой главной, было нежелание руководства ПМР подписывать акты приёма оружия от 14-й армии, которое они захватили до начала Бендерской бойни и которое не вернули после развёртывания частей 14-й армии во время активных боевых действий.

В декабре 1992 года в печати появились сообщения о конфиденциальном соглашении между Лебедем и президентом Смирновым о передаче Приднестровью части оружия и боевой техники 14-й армии. 27.09.92 года А. Лебедь опровёрг эти сообщения в выступлении по местному ТВ, где он их назвал «бредом и измышлениями».
По его словам к этому времени он со Смирновым был в «предельно конфронтационных отношениях», хотя признал «что Смирнов ему действительно писал жалостливые записки, где просил передать ему 139 танков, 650 грузовиков, 124 миномёта».
Лебедь ответил Смирнову «у меня, всего 121 танк. Я что, должен все танки отдать и ещё 18 остаться должен. Я ему быстро объяснил, что это моё. Моё это моё, твоё – это наше».

Из интервью НСН(18 мая 1996 г.)


31 октября 1992 между Лебедем и Смирновым произошел резкий обмен мнениями по поводу проводимой руководством ПМР политики (Лебедь высказал недовольство "чередой праздников", размножением министерств и ведомств, развалом гвардии).

В январе 1993 окружение президента И.Смирнова подверглось публичным обвинениям в коррупции со стороны лидеров оппозиции Светланы Мигули и Владимира Горбова. С.Мигуля и В.Горбов были поддержаны генералом А.Лебедем, который также обвинил И.Смирнова в саботировании переговоров об урегулировании отношений ПМР с Молдовой и предложил И.Смирнову подать в отставку. 5 марта 1993 А.Лебедь сделал заявление о незаконных коммерческих операциях министра безопасности ПМР Вадима Шевцова, первого заместителя министра внутренних дел Николая Матвеева, начальника личной охраны президента Валерия Гратова и управляющего Приднестровским республиканским банком Вячеслава Загрядского.

В 93 году выходит книга Лебедя, где он рассказывает о "метаниях" Павла Грачева в августе 1991 года, а Ельцина обвиняет в разрушении страны.

В 1993-м же году делается первая попытка убрать А. Лебедя полностью с политической сцены и под благовидным предлогом он выдвигается Грачевым на должность заместителя Главнокомандующего Сухопутными войсками по боевой подготовке, хотя само предложение сделано было как бы мимоходом: «А вдруг клюнет на это предложение?».

Не клюнул.

В конце июня 1993 года группа народных депутатов России, побывавшая с рабочим визитом в ПМР, подготовила письмо на имя президента России Бориса Ельцина и председателя Верховного Совета РФ Р. Хазбулатова, в котором предлагали «поручить министерству обороны, прокуратуре РФ с участием депутатов ВС РФ провести расследование противоправной деятельности командующего 14-й армии генерал-лейтенанта А. Лебедя и коменданта Тирасполя М. Бергмана».

Однако, женщины Приднестровья, возглавляемые С. Мигулей, приехали в Москву и устроили пикет перед зданием Министерства обороны России, где в течение месяца требовали оставить А. Лебедя в должности командующего 14-й армии, да и он сам не согласился оставить должность командующего и не захотел бросить людей, которые верили ему, и с которыми он установил мир на этой земле.

В сентябре 1993 года на дополнительных выборах Лебедь был избран депутатом Верховного совета Приднестровской Молдавской республики от Тирасполя, получив 87,5% голосов избирателей округа.

Сложно уже сейчас разобраться к нагромождении лжи, но зная характер Лебедя, не сомневаюсь, что прямой, как танк, он не подчинялся никому. Есть вероятность того, что он стал себя считать хозяином Приднестровья, видя отношение к нему его жителей. Так или иначе, но противостояние со Смирновым могло перейти просто в неприятие ничего. Если он так, то я обязан по-другому.

Расстрел парламента

Во время событий 21 сентября - 4 октября 1993 г. Александр Руцкой обратился к Лебедю за поддержкой и предложил ему пост министра обороны.

Думаю, Лебедь, знавший Руцкого по событиям 1991 года, а также "оценивший" разоблачения Проханова и Алксниса в свой адрес, вряд ли мог принять это предложение. На что могли рассчитывать депутаты, несколькими месяцами ранее строчившие доносы на его "противоправную деятельность"?

Выступая 2 октября по Тираспольскому кабельному телевидению, Лебедь заявил, что и сторонники президента, и "команда Руцкого и Хасбулатова" приглашали его прибыть в Москву, но он "в этих разборках" участвовать не намерен, так как считает, что армия в таких случаях должна держать нейтралитет. Наилучшим выходом из создавшейся ситуации он назвал одновременные перевыборы обеих ветвей власти и создание небольшого профессионального парламента - то есть как бы присоединился к "нулевому варианту" Зорькина - Вольского - Егора Яковлева.

Представитель Ельцина предлагал А. Лебедю выступить с обращением к народу и Вооружённым силам России в поддержку Б. Ельцина. Лебедь ответил, что он всего лишь командующий армией и выступать с обращением к народу не входит в компетенцию командующего армией.

Своего преемника на посту командарма 14 армии генерала Валерия Евневича назвал впоследствии за активное участие в штурме Белого Дома "палачом". Однако тогда, сразу после взятия Белого дома верными Ельцину войсками, генерал Лебедь 5 октября 1993 прибыл к председателю ВС ПМР Григорию Маракуце и потребовал принести извинения России за вмешательство в ее внутренние дела - отправку добровольцев на помощь Руцкому и Хасбулатову. Кто-то потом это назвал выполнением приказа из Москвы, но совершенно очевидно, что это ответка на аналогичное заявление Смирнова после встречи с Алкснисом.

Местные власти действительно отправили в Москву группу вооружённых военнослужащих из батальона милиции специального назначения «Днестр» на помощь Верховному Совету, осаждённому в «Белом доме», однако, после того как, Ельцин с помощью танков расстрелял Верховный Совет, приднестровские власти отказались от людей, которых они посылали в Москву.

И В. Шевцов, министр госбезопасности и Г. Маракуца, председатель ВС ПМР на сессии Верховного Совета упорно пытались доказать, что никто никого никуда не посылал.

В ответ Лебедем была представлена видеозапись событий, которые происходили в Москве возле «Белого дома», Останкинской телевышки и на плёнке отчётливо были видны офицеры батальона «Днестр» с оружием в руках. Вендетта, так вендетта.

Для расследования данных событий президентом ПМР И. Смирновым была назначена комиссия под председательством Кириченко, которая в процессе своей работы «выявила», что показанные офицеры ушли в отпуск с 25 сентября по 10 октября 1993 года и все дружно убыли в г. Москву или её окрестности.

Естественно комиссия никакого криминала не нашла и вся эта история ушла в небытие. Виноватых просто не оказалось. Через некоторое время Кириченко погиб при загадочных обстоятельствах.

14 октября 1993 года на созванной по инициативе Лебедя сессии ВС Приднестровья попытался добиться отставки "силовых" министров "за причастность к событиям в Москве". Когда это не удалось, в знак протеста сложил с себя полномочия депутата ВС. Депутатом Лебедь пробыл всего месяц.

Думаю, противоречий здесь с заявленной позицией нейтралитета нет. Осудил всех, кто в этом участвовал и с той и с другой стороны. Но есть и другое обстоятельство . В Москве прекрасно знали об участии вооруженных приднестровцев в октябрьских событиях на стороне Руцкого, и Кремль обвинял в этом Лебедя. Понятно, что Кремль был сильно раздражен и на Смирнова, но особенно на Лебедя, позволившего этому произойти. Не могли ему простить и заявленного нейтралитета. Независимость генерала стала многих раздражать, другие же попытались генерала оседлать.

Казнить нельзя помиловать

Осенью 1993 года Александр Иванович обвинил министра госбезопасности В. Шевцова и прокурора ПМР Б. Лучика в коррупции и злоупотреблении служебным положением и заявил, что приднестровские власти незаконно переводят валюту в австрийские банки. Наличие валютных счетов ПМР в этих странах позднее подтвердил председатель Приднестровского республиканского банка В. Загрядский, выступая 19 декабря 1993 г. по местному телевидению.

В январе 1994 Смирнов в ответ обвинил генерала А.Лебедя в подготовке государственного переворота в ПМР и издал указ о введении особого положения (А.Лебедем эти обвинения были названы "бредом сивой кобылы", по мнению генерала, руководители ПМР, "замешанные в злоупотреблениях, пытаются свалить вину за собственные просчеты и ухудшающееся экономическое положение на российских военных").

Как выясняется сейчас, Лебедь был абсолютно прав в отношении Смирнова:
Следы беглого Олега Смирнова отыскались на Украине

С 1994-1995 "непримиримая патриотическая оппозиция" в Москве обвиняет Лебедя в сговоре с "новой буржуазией" ПМР, которой неугоден курс президента Смирнова на независимость.
Однако ссора со Смирновым никак не сказывается на популярности Лебедя в самом Приднестровье.
Саму же ПМР Лебедь называет «банановой республикой»…

К Лебедю решили подкопаться с другой стороны. Со стороны Грачева, который явно недоволен популярностью Лебедя.

В Москву в различные инстанции пишутся просьбы убрать А.Лебедя из Приднестровья.
Начинается паломничество в 14-ю армию различных комиссий с целью найти компромат на её командующего.

Контрразведка 14-й армии и спецслужбы ПМР устраивают ряд провокаций против А.Лебедя. Но все попытки дискредитировать командующего успеха не приносят.

25 июня 1994 года в штабе 14-й армии произошла встреча директора ФСБ России генерал-лейтенанта Сергея Степашина и руководителя Министерства национальной безопасности Молдовы бригадного генерала Василия Калмоя с Александром Лебедем. Вскоре после этой двухчасовой встречи начальник особого отдела армии полковник Николай Злыгостев, стучавший на Лебедя в Москву, был переведён для дальнейшего прохождения службы в Россию.

В июле делается вторая попытка убрать А.Лебедя из 14-й армии, а саму армию ликвидировать.

19 июля 1994 года А.Лебедя отправляют в отпуск, а третьего августа в Тирасполь приезжает заместитель главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковник Э. Воробьёв с директивой Генерального штаба от 22 июля. «Управление 14-й армии расформировать к 1 сентября. К 10 августа представить списки офицеров, желающих уволиться или перевестись в Россию. Полномочия по командованию группировкой возложить на командира 59 мотострелковой дивизии».

А. Лебедь прервал отпуск, вернулся в Тирасполь и официально заявил, что приступил к исполнению обязанностей командующего армией, а журналистам заявил, что «Расформирование управления армией я считаю преступлением. Предвижу весь бардак, который здесь начнётся. Я принял армию разваленную. Я три года по кирпичику собирал её. Сейчас мне предлагается взять молоток и с размаху разнести всё в черепки. Я не буду крушить то, что я создавал. Тут ничего не решено, ни один эшелон не ушёл, ничто не сократилось, люди остались, техника осталась, боеприпасы, а тех, кто может, должен и обязан это сделать, - их разгоняют. Это совершенно беспрецедентная штука. Выводили Западную группу войск. Кто последний ушёл? Бурлаков. Это логично. Всё сдали, продали, подписали акт, сдали документы в архив, потом уходят. Здесь же логика направлена на разгон, на создание хаоса – и ни на что другое».

А.Лебедю опять предлагают должность с повышением, командующим миротворческими силами в Таджикистане, и опять он отказывается. Генерал в отношении Таджикистана сказал Грачёву, что не понимает, почему он должен «колотить одну половину таджиков по просьбе другой», добавив, что «они мне ничего плохого не делали».

Министр обороны, разумеется, понимал, что это бунт — но просто выгнать строптивого подчинённого не мог. В России брутальный генерал пользовался не меньшей популярностью. По разнообразным слухам, в период с 1992 по 1995 гг. Лебедю было предложено восемь должностей, начиная от командующего ВДВ и заканчивая Западной группой войск.

После подписания в августе 1994 года российско-молдавского соглашения о выводе российских войск с территории Молдавии в течение трех лет, Лебедь был вызван в Москву для конфиденциальной беседы с министром обороны Павлом Грачевым (обсуждался вопрос о замене Лебедя на должности командующего 14-й армией и переводе его на другую должность). После встречи Грачев заявил, что Лебедь остается в Приднестровье.

В октябре 1994 г. министр обороны Павел Грачев поручил своему заместителю генерал-полковнику Матвею Бурлакову (в адрес которого в этот момент возобновились обвинения в коррупции) провести инспекцию 14-й армии. Получив известия об этом, Лебедь резко выступил против такой инспекции, назвав Бурлакова "банальным жуликом, по которому плачут все прокуроры России". Через несколько дней президент Ельцин отстранил Бурлакова от исполнения обязанностей заместителя министра до расследования обвинений в его адрес.

Однако опытный бюрократ Грачёв таки переиграл генерала.

Чечня

Ввод войск в Чечню в декабре 1994 Лебедь назвал "дурью и глупостью", и заявил, что военнослужащие 14-й армии "ни при каких обстоятельствах" не будут участвовать в военных действиях в Чечне. На вопрос о возможности перейти в руководство Министерства обороны и возглавить операцию на Северном Кавказе, ответил, что "если разговор идет о выводе российских войск из Чечни, то я готов эту операцию возглавить."

А. Лебедь в очень резкой форме даёт оценку действиям федерального центра в Чечне. «Чеченский конфликт можно решить только дипломатическими переговорами, - заявил он в телефонном интервью из своего штаба в Тирасполе. В Чечне один к одному повторяется афганский вариант. Мы рискуем развязать войну со всем исламским миром. Бойцы-одиночки до бесконечности могут жечь нашу бронетехнику, уничтожать солдат одиночными выстрелами. В Чечне мы наступили на те же грабли, что и в Афганистане, а это очень печально. Хорошо укреплённый Грозный с большим количеством запасов способен оказать длительное и серьёзное сопротивление».

Лебедь напомнил, что генерал Дудаев в Советской армии командовал дивизией стратегических бомбардировщиков, способной вести войну в континентальных масштабах, а на такие посты «дураков не назначали».

Он популярно объяснил, к чему могут привести такие не профессиональные действия со стороны федерального центра. «Мне трудно понять, как и что хотел выиграть министр обороны. Но проиграли мы очень многое. Всему миру стала известна главная российская военная тайна: реформирование наших Вооружённых сил под руководством «лучшего министра обороны всех времён и народов» закончилось полным их провалом. Странно и горько сознавать: у России более нет армии, а есть только потешные войсковые формирования, которые мало на что способные. Поразительно, но факт, в Чечне были повторены все ошибки, допущенные советскими войсками в Афганистане. Полное игнорирование местной специфики и местных условий, национальных, религиозных и других особенностей. Создается такое впечатление, что абсолютно никто в российском Генеральном штабе не занимался планированием этой войсковой операции, всё начали по-русски на авось. И не мудрено: в последние годы Министерство обороны главным образом выводило свои войска на «Мерседесах» и совершенно разучилось вводить их на штатной технике».

А.Лебедь позволял себе критиковать Министерство обороны за развал армии, за то, что в Чечню посылают необученных солдат. На него тут же ополчились «ястребы» из Министерства обороны, Правительства и Государственной Думы Российской Федерации.

В январе 1995-го года А.Лебедь предложил лично возглавить полк из детей членов правительства, депутатов Государственной Думы и навести порядок в Грозном.

Лебедь уже просто издевался. Всё это не могло продолжаться до бесконечности. Такой дерзости терпеть уже не могли.

В 95-м, когда его противостояние с Павлом Грачевым дойдёт «по самые небалуй», а различные Думские комиссии с подачи МИДа Молдовы, что «деятельность генерала Лебедя угрожает стабильности в восточных районах Молдовы и добрым отношениям между нашими странами», рьяно возьмутся за «расследование противоправнойдеятельности командующего 14-й армией генерал-лейтенанта Александра Лебедя и коменданта Тирасполя полковника Михаила Бергмана», виня за «вмешательство российских военных во внутренние дела других государств» (на что, кстати, Лебедь ответит: «Те, кто считает меня на этой земле иностранцем, — просто недоумки. Они добьются того, что будут приходить ко мне с переводчиком с русского на русский») — Борис Ельцин уволит его из армии…

В апреле 1995-го года Генеральный штаб издает новую директиву (Директива МО РФ от 18.4.1995 г. №314/2/0296), в которой 14-я армия переименовывается в Оперативную группу российских войск в Приднестровском регионе Республики Молдова, расформировывается управление 14-й армией, а должность командующего армией ликвидируется.

В соответствии с этой директивой управление армии сокращалась в два раза, все должности в новом штате понижались на три-четыре разряда, а соответственно и должностные оклады понижались в соответствии с этими разрядами.

Директива Министерства обороны подталкивала военнослужащих армии на то, что надо увольняться по этой директиве, потому что, если останешься в армии, то в будущем (через 3-4 года) ты будешь уволен с низшей должности и соответственно с меньшей пенсией.

Лебедь вновь выступает с критикой в адрес Министерства обороны и заявляет, что он не будет служить в армии, которой командует министр обороны, которого ты презираешь, и Верховный главнокомандующий, которому ты не веришь.

Он пишет рапорт на имя Президента России Б. Ельцина (как Верховного главнокомандующего) о том, что данная директива написана без глубокого анализа и учёта тех последствий, которые могут произойти в результате сокращения управления армии, однако, рапорт до Ельцина не дошёл, т.к. его перехватили в администрации президента.

В конце мая 1995 года в Тирасполь прибыла комиссия под руководством главного военного инспектора генерал-полковника К. Кобеца с целью проверки уровня боевой подготовки и полевой выучки личного состава и по результатам проверки комиссия вынуждена была констатировать очень высокий уровень боевой подготовки частей и подразделений 14-й армии.

А. Лебедь вновь подвергает критике решение Министра обороны об упразднении управления армии и заявляет, что своими руками он не будет уничтожать то, что им самим же создано.

1 июня Лебедь вновь пишет рапорт на имя Президента России Б. Н. Ельцина. Этот рапорт повёз лично начальник 6-го отдела армии полковник Серебряков С. И., и при содействии бывшего начальника разведки 14-й армии полковника Харламова С. Ф. передаёт его в приёмную Б. Ельцина.

В первых числах июня А.Лебедя вызвали в Москву в Министерство обороны. Сначала его принял Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Семёнов В. М.

После продолжительной беседы Лебедя с Семёновым, последний отказался подписывать рапорт командующего 14-й армии об увольнении. Затем Лебедь поехал к начальнику Генерального штаба М. Колесникову, где ему было предложено или написать рапорт на увольнение, или выполнить директиву Генерального штаба по ликвидации управления армии.

А. Лебедь выбрал увольнение:

Служить рад, а в холуи не гожусь

Изображение

П. Грачёв тут же рапорт подписал. В любой цивилизованной стране, в том числе и в России существует закон, что ни один прапорщик, офицер, а тем более генерал не может быть уволен из армии без заключения военно врачебной комиссии, предварительной беседы с увольняемым его непосредственного начальника. Но это в цивилизованной стране и в нормальных вооружённых силах, но только не в России. С Лебедем никто не беседовал и ВВК он не проходил. Он был просто уволен, даже без объявления благодарности в приказе министра обороны.

14-го июня 1995-го года Б. Ельцин подписал указ об увольнении А. И. Лебедя из вооружённых сил.

Командующим 14 армии был назначен Евневич, который участвовал в расстреле Белого Дома в 93 году, и которого Лебедь назовет "палачом".

Приезд В. Евневича начался с блокирования аэродрома женщинами Приднестровья, что привело к посадке самолёта в Лиманском.

По приезду В.Евневича в Тирасполь, Лебедь в течение дня сдал должность и ему мгновенно отключили в гостинице телефон, а Евневича женщины закрыли в гостиничном номере, подперев дверь номера диваном, и не выпускали до тех пор, пока Лебедь не попросил их выпустить Евневича.

На этом закончилась военная карьера Лебедя, но началась политическая.

Но об этом позже во второй части нашего рассказа "Генерал Лебедь. Часть 2. Предатель".

Tags: Ельцин, Лебедь, война, история, фильм
Subscribe

promo ruscesar март 16, 2012 20:22 21
Buy for 100 tokens
Здесь собраны материалы расследования по деятельности Охранителей режима в той последовательности, как они появлялись на блоге. Информация и дальше будет обновляться День Сурка Эх, компания какая... На службе олигархата, или Как разводят лохов Мы делили апельсин... Как…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 38 comments