ruscesar (ruscesar) wrote,
ruscesar
ruscesar

Categories:

Как армянин армянину

Дорогой и уважаемый Сергей Ервандович, как земляк и соплеменник вновь обращаюсь к Вам с посланием, наполненным братским уважением и признательностью за Ваш многолетний труд во благо новой исторической общности - советского народа. Тема этого моего обращения – Ваши перегибы в национальной политике, которые неразрывно связаны с перегибами в советской национальной политике. Начну с того, что русский народ в советское время помогал становлению «нацкадров» в каждом отдаленном ауле и кишлаке, порой с упорством достойном лучшего употребления. Об одном он только забыл: о распространении принципа национальных кадров на самого себя…



Ваше прискорбное решение осуждать русского национального героя Стрелкова (верю, продиктованное самыми благородными мотивами) – причем на протяжении длительного времени, категорически контрпродуктивно для дела возрождения России.

И потому грубую отповедь – «не вам, товарищ Кургинян, говорить от имени НАШЕГО народа» - больно ранящую в самое сердце, Вы, тем не менее, заслужили. Кто не хочет получать обидных замечаний – тот пусть не делает бестактных жестов.

Чувство такта – то, чем всегда славились мы, армяне. Расскажу Вам небольшой случай из моей жизни, который имеет символическое значение. Однажды в Уфе собралось казачье русское собрание. Лично меня русские Уфы очень любят, и они приготовили мне место в президиуме, как дорогому гостю. Я выступил с самоотводом и в двух словах, совершенно не придавая значения своему поступку, объяснил причину:

-Дорогие друзья! Члены президиума возвышаются над аудиторией. А чувство такта не позволяет мне на Вашем, русском, собрании возвышаться над аудиторией! Вот здесь, в первом ряду, есть место, я сяду туда, и буду чувствовать себя в первых рядах русского движения!

Для меня это совершенно бытовой и проходной жест простого этикета, сходный с умением вести себя за столом. Но мои русские друзья совершенно неожиданно устроили мне бурную овацию, причем стоя. И тогда я понял, что на самом деле они ждали таких вот моих слов – не моих лично, а сказанных как бы от всех инородцев России. Они их очень ждали, и были очень за них благодарны, придав им гораздо большее значение, чем я того ожидал…

Если мы с Вами, Сергей Ервандович, советские люди (а Вы все время это говорите) – мы должны помогать русскому народу в исправлении величайшей исторической несправедливости, в становлении русских национальных руководящих кадров.

И оттого не нужно во всех смыслах возвышаться над русской аудиторией – даже если у вас самые чистые и благородные намерения. Нужно принять тот факт (вам, блистательному знатоку советского периода лучше других известный) – что на протяжении ХХ века (да и ранее, если честно) – русское национальное чувство пережило тяжелейшие травмы.

Ему нанесено столько грубых оскорблений, что теперь оно, конечно, обостренно реагирует на любые поползновения Ервандычей или Липаритычей руководить им. И не нужно считать это реакционной архаикой.

Русское национальное чувство – это нерв жизни русской нации. Его наличие, его реакция на боль – не предмет обиды для нас, армян, а наоборот, предмет надежды. Ведь вы же не хуже меня знаете, что случись беда с Россией – не жить и Армении, известны уж и палачи и их вожаки, а геноцид армян никто официально не прекращал…

Оттого русское национальное, кровно-расовое чутье – не враг нам, не враг делу социализма, не враг прогрессу, словом – ничему хорошему не враг. Корчевать его – задача для мерзавцев вроде Сванидзе и Млечина, но уж никак не для того, кто желает счастливого будущего Евразии.

Или вас, Сергей Ервандович, пугают мои слова о «расовом чутье»?
+++

Вот об этом давайте поговорим, вот этого пугаться не нужно!

Расовое чувство (как и все на свете) - может иногда принимать уродливые, патологические формы. Но об особых случаях и разговор должен быть особым; только безумные леваки (к коим не отношу Сергея Кургиняна) могут объявлять патологией всякое расовое чувство. Отрицать нормальность генетического и кровного родства могут только те, кто планирует "национализировать" детей, отменить семью и кто с презрением относится к званию "биологический родитель".

Вы, Сергей Ервандович, выше всех похвал проявили себя на ниве борьбы за традиционную семью и семейные ценности. На этой ниве потрудилась на славу и ваша многоуважаемая супруга.

Но ведь большая, полноценная, традиционная семья – это только первый кружок в системе концентрических кругов родства. А другие круги в этой системе – землячество, национальность, раса. Расовое чутьё – это ощущение и признание кровного родства.

Подавив расовое чутьё – мы подорвем (с неизбежностью) и семейные ценности. Ведь если не любишь дальних родственников – как будешь любить ближних? И где тот предел любви, который отделяет дальних от ближних? Сын – мой, а племянник уже не мой? Племянник ещё мой, а вот двоюродный племянник – не мой?

Любовь к семье плавно и неразрывно перерастает в любовь к народу, любовь к народу – в любовь к расе, любовь к расе – в любовь к человечеству. Выбив в этих концентрических кругах одно звено – мы разрушим все координаты.

Рыбы не знают своих детей; Но нации - не рыбы. Они не могут просто метать икру, не задумываясь, кто из них родители, кто родня, а кто дети.
Понимание кровного и генетического родства и порождает расовое чутьё. А у нас его превратили чуть ли не в ругательство...


Кризис семьи потому и возник – что мощные удары нанесены были по национальному и расовому сознанию. Человек, которого учили плевать на дальних родственников, перенес привычку плеваться и на своих близких родственников, ибо, повторюсь, где она – грань между дальними и ближними, кто рискнет рассечь родство на актуальное и неактуальное?!

Не нужно понимать расовое чувство примитивно и зверски, через призму нацизма. Если я хороший отец своим детям – неужели я, выйдя во двор, тут же примусь избивать чужих детей?

Вполне естественные чувства сострадания, жалости, сочувствия к чужим не стоит, однако, подменять на чувство равнодушия к своим. Я, как отец¸ в первую очередь отвечаю за своих детей, и только потом, если останутся излишки – могу жертвовать их чужим. Я буду мерзавцем, если поеду кормить негритят – а своих детей дома оставлю голодными.

Потому не подавлять, а развивать и приветствовать русское национальное чувство должны мы с Вами: без русских никому не выжить, мы-то это понимаем, а если русские больны (например, троцкистским «инфернонационализмом») – под угрозой все человечество.

Не будет прочной и многодетной, традиционной русской семьи без нормального, и в нынешних условиях – острого – национального чувства у русских. Я – сторонник помогать русским анализировать фамилии авторов.

Я – сторонник помогать русским раскрывать тех, кто коварно прячется под псевдонимами, всех этих Бронштейнов, ставших Троцкими и Цедербаумов, ставших Мартовыми.

Все очень просто: вам нравится кукушонок, который в гнезде пеночки выдавливает птенцов пеночки? Гадко, правда? Его усыновили, а он выживает детей тех, кто его усыновил?

А разве не гадко, когда усыновленные русским народом, как кукушата, начинают выживать кровных русских, сыновей по прямой линии?

+++

Вы, Сергей Ервандович, как блестящий знаток советской истории, лучше меня знаете, как пострадал русский народ в этой сфере, когда от его имени какие только экзоты не говорили!

А сейчас у русских обостренная обида на Кургиняна, осуждающего Стрелкова. И дело тут совсем не в том, справедливо или несправедливо обвинение Стрелкова – я сейчас не об этом (хотя и по этой части есть за что вас упрекнуть). Дело в том, что человек, с фамилией Кургинян, на всю страну осуждает человека по имени Стрелков (не Гиркин, заметим особо, а Стрелков, именно в этой ипостаси).

Русские, уже пережившие Бронштейнов и Цедербаумов, вполне естественно напрягаются. В них говорят ростки того самого святого национального чувства, которое противостоит толерантности (толерантность – отсутствие у организма иммунитета) и заставляет имунные системы атаковать чужеродные тела, оказавшиеся в тканях организма.

Не бранить и вытаптывать эти ростки, а всячески развивать их и формировать должны мы с Вами! Потому что ни о каком переизбытке расового чутья у русских речи не идет, а наоборот, мы имеем дело с крайним дефицитом этого чутья, острой недостаточностью национального самосознания.

Доходит до того, что люди, певшие украинским фашистам в знак солидарности с бандеровщиной, затем приезжают в Россию и рассчитывают по прежнему собирать русские аудитории на свои концерты! До какой же степени тот же А.Макаревич считает национальные чувства русских выжжеными, если рассчитывает и далее концертировать в России?!

+++

Хочу Вам, выдающемуся армянскому интеллектуалу нашего времени, напомнить такой пример. План Барклая-де-Толли по отступлению вглубь России историками единодушно признается верным. В сущности, Кутузов действовал по плану Барклая – и по плану Барклая сдал Москву. Так почему же Барклая под Москвой отправили в отставку?

Причина тоже не секрет ни для кого из историков. Страшное решение о сдаче Москвы не мог принять человек, которого зовут Барклай-де-Толли. Не мог его принять и грузинский князь Багратион. Только человек с фамилией Кутузов мог принять такое решение.

И речь не идет о том, верно оно или не верно со стратегической точки зрения! По умолчанию это понимали все – и царь, и народ, и Барклай (оставшийся в пантеоне высшей русской воинской славы) и Кутузов. Нельзя стратегические для русских решения принимать нерусским людям. Нельзя усыновленному выходить вперед родных детей в той семье, которая приняла его и любит.

В русской же истории сплошь и рядом – Минихи-Шминихи, Бироны-Мироны… Не все из них были плохими людьми, были и очень достойные, и Россия чтит их память – но, но, но!

+++

Я считаю, что всякий, претендующий жить в России должен начинать не с теста на знание русского языка, а с официального признания русского народа хозяином земли русской. Дом есть дом, семья есть семья. И если гостеприимная радушная семья принимает на постой промокшего и продрогшего путника – это вовсе не значит, что у него появляется право помыкать хозяевами.

А русским мой совет (как экономиста) – не перебарщивать с теми, кого принимают на постой, и с теми, кому сдают комнаты. Чрезмерное радушие и расовый нигилизм – одна из острейших русских проблем, и нерусскому человеку легче озвучить её, чем русскому.

+++

Теперь о Стрелкове Игоре Ивановиче. Он состоялся, как первый русский витязь. Он начал оборону тогда, когда все остальные только кудахтали и гомонили, а русских вагонами и грузовиками свозили в подвалы гестаповской СБУ.

И этого места в пантеоне русской воинской славы – у Стрелкова никто и никогда не отнимет. Другое дело, что потом могли быть и тактические, и стратегические ошибки, и чисто человеческие слабости – все это я допускаю. Например, казак Бабай (Можаев): ушел с Донбасса в «самоволку». Наверное, это плохо. Но казак Бабай там был, и сражался, и добровольно, а судят его те, кто ни дня там не был. Получается, что доброволец, в какой-то момент давший слабину – виноват, а если бы он сидел дома и никуда не ездил – был бы невиновным…

Блоггеры, которые обвиняют в дезертирстве Бабая, должны осознать, что первые дезертиры – они сами, потому что вообще не ездили добровольцами в зону боев, а Бабай хотя бы съездил, и сколько-то отвоевал. Не по повестке из военкомата – по зову души. На сколько Бабая хватило – дело его совести, но не нашего (моего, вашего, ещё чьего-то) суда.

Стрелков, который первым поднял меч священной войны с «проклятою ордой» (она же «фашистская сила темная») – не может быть судим, даже если в дальнейшем и совершил какие-то стратегические просчеты.

На него не распространяются правила и законы, актуальные для мобилизованных и кадровых военных.

Когда Стрелков начинал – мобилизованные, кадровые отсиживались по казармам и игрались в танчики на танковых биатлонах.

Эти «кадровые» и «профессиональные» не приближались к месту действия ближе, чем на три губернии!

Вызывая вполне резонные вопросы – а зачем тогда страна их кормила, вооружала, обучала – если отдуваться на них в страшный миг «окончательного решения русского вопроса» вынужден был никому ничего не должный отставник и реконструктор Игорь Иванович Стрелков?

Есть такие заманухи на рекламных щитах: «Здесь могла бы быть ваша реклама». Так вот, Стрелков и 300 стрелковцев подобны надписи – «здесь могла бы быть ваша армия».
+++

Как вы уже поняли, Сергей Ервандович, я не силен в военной стратегии, и не могу, как Жомини, рассуждать о стратегических упущениях или достижениях Стрелкова. Да ведь речь-то не о военных вопросах, а о «сути времени» - во всех смыслах. Каждый диванный стратег на вопрос «а почему там был Стрелков?» должен получить закономерный ответ – «А потому что вас (нас) там не было!».

В назначенный час народ и эпоха выдвигают своих героев. Кто назначает их? Никто или все сразу вместе. Это и есть настоящая суть времени.

Автор: Вазген АВАГЯН

=====================================================

Я долго вспоминал, что мне напомнило это письмо. Вспомнил. 1998 год. Письмо Эдуарда Тополя своим соплеменникам олигархам, захватившим Россию

«Возлюбите Россию, Борис Абрамович!»

Открытое письмо Березовскому, Гусинскому, Смоленскому, Ходорковскому и остальным олигархам “АиФ” №38, 1998 г.

«Все началось с факса, который я послал Б.А. Березовскому 26 июня с. г. В нем было сказано: «Уважаемый Борис Абрамович! По мнению моих издателей, успех моих книг вызван напряженным интересом западного читателя к реальным фигурам, творящим современную российскую историю: Брежневу, Андропову, Горбачеву, Ельцину и их окружению. Сейчас я приступаю к работе над книгой, завершающей панораму России конца двадцатого века, и совершенно очевидно, что лучшего прототипа для главного героя, вовлеченного в захватывающий поток нынешних российских катаклизмов, чем Б.А. Березовский, и лучшей драматургии, чем Ваша феноменальная биография, профессиональный писатель не найдет и даже искать не станет. Надеюсь, Вы понимаете, насколько значимы могут оказаться наши встречи для построения автором образа человека, влияющего на ход русской истории конца двадцатого века».

Через два дня я был принят Березовским в его «Доме приемов» на Новокузнецкой, 40. В старинном особняке, реставрированном с новорусским размахом и роскошью, вышколенные секретари подавали мне чай, а Борис Абрамович Березовский – телефонные трубки и записки от министров и руководителей администрации президента. В ответ на мою благодарность за аудиенцию в столь напряженное время Б. А. заметил, чуть усмехнувшись:
– Вы же все равно будете писать...
Я понял, что этот прием – вынужденный, и перешел к сути своего визита:
– Борис Абрамович, истинный замысел моей книги вот в чем. На телевидении, как вы знаете, есть программа «Куклы». Там действуют куклы Ельцина, Ястржембского, Черномырдина, Куликова и прочие. Но главный кукловод – за экраном, и его фамилия – Шендерович. А в жизни есть российское правительство – Ельцин, Кириенко, Федоров, Степашин. Но главный кукловод имеет длинную еврейскую фамилию – Березовско-Гусинско-Смоленско-Ходорковский и так далее. То есть впервые за тысячу лет с момента поселения евреев в России мы получили реальную власть в этой стране. Я хочу спросить вас в упор: как вы собираетесь употребить ее? Что вы собираетесь сделать с этой страной? Уронить ее в хаос нищеты и войн или поднять из грязи? И понимаете ли вы, что такой шанс выпадает раз в тысячу лет? И чувствуете ли свою ответственность перед нашим народом за свои действия?
– Знаете... – затруднился с ответом Б.А. – Мы, конечно, видим, что финансовая власть оказалась в еврейских руках, но с точки зрения исторической ответственности мы на это никогда не смотрели...
– И никогда в своем узком кругу не обсуждали эту тему?
– Нет. Мы просто видели эту непропорциональность и старались выдвинуть во власть сильного финансового олигарха русской национальности. Но из этого ничего не вышло.
– Почему? И вообще, как так получилось, что все или почти все деньги этой страны оказались в еврейских руках? Неужели нет талантливых русских финансистов? Ведь в старой России были недюжинные коммерческие таланты – Морозов, Третьяков...
– Знаете, – сказал Б.А., – конечно, талантливые банкиры есть и среди русских. Но в этой профессии второй главный фактор – наличие воли. Евреи умеют проигрывать и подниматься снова. Это, наверное, наш исторический опыт. Но даже самые талантливые новые русские – нет, они не держат удар, они после первого проигрыша выпадают из игры навсегда. К сожалению.
– Допустим. Но раз уж так случилось, что у нас вся финансовая власть, а правительство состоит из полуевреев Кириенко и Чубайса, вы ощущаете всю меру риска, которому вы подвергаете наш народ в случае обвала России в пропасть? Антисемитские погромы могут обратиться в новый Холокост.
– Это исключено, – сказал Б.А. – Знаете, какой сейчас процент антисемитизма в России? Всего восемь процентов! Это проверено научно!

...Борис Абрамович, я не стану сейчас публиковать все содержание двух наших встреч. Не в них дело. А в том, что за два месяца, прошедших со дня нашего знакомства, Россия таки ухнула в финансовую пропасть и стоит сейчас в одном шаге от кошмара социального безумия. А вы – я имею в виду и лично вас, и всех остальных евреев-олигархов – так и не осознали это как ЕВРЕЙСКУЮ трагедию. Да, так случилось, что при распаде СССР и развале советского режима вы смогли оказаться ближе всех к пирогу. Талант, еврейская сметливость и сила воли помогли вам не упустить эту удачу и приумножить ее.

Но если вы думаете, что это ваша личная заслуга, вы трагически заблуждаетесь! А если полагаете, что просто так, ни за что ни про что избраны Богом стать суперфинансистом и суперолигархом, вы просто тяжко грешите. Да, мы избранники Божьи и мы действительно избранный Им народ, но мы избраны не для личного обогащения, а токмо для того, чтобы вывести народы мира из язычества и варварства в мир десяти заповедей цивилизации – не убий, не укради, не возжелай жену ближнего своего... И этот процесс еще не закончен, о нет!

Посему нам и даны наши таланты, сметливость, быстрота ума и та самая воля, которой вы так гордитесь. Когда каждый из нас окажется там, наверху. Он, Всевышний, не станет спрашивать, что плохого или хорошего мы совершили на земле, Он задаст нам только один вопрос, Он скажет. «Я дал тебе такой-то талант, а на что ты его употребил? Ты употребил его на приобщение к цивилизации народа, к которому Я тебя послал, к его процветанию и гуманности, или ты воспользовался Моим даром для того, чтобы набить свой сейф миллиардом долларов и трахнуть миллион красивых женщин?».
И отвечать мы будем соответственно размеру полученного Дара и нашим способам его употребления.
Но мы с вами, конечно, атеисты, Борис Абрамович, и ваши друзья-олигархи тоже. Поэтому загробные кары нам не страшны, мы выше этих пошлых и детских сентенций. Как говорят в народе, не учите меня жить, лучше помогите материально. Так вот, я хочу сказать вам совершенно материально: забудем на минуту о десятках тысяч евреев, которых при первой волне погромов вырежут новые российские черносотенцы, забудем об их детях и матерях. Но даже если, забыв о них, вы успеете улететь из России на своих личных самолетах, вы все равно будете кончеными людьми – вы потеряете доступ к рычагам власти и экономики этой страны, вы станете просто беженцами на иноязычной чужбине. Для вас это, поверьте моему опыту, будет смерти подобно – даже при наличии ваших счетов в швейцарских банках.

И потому тот факт, что ни свой Божий дар, ни свои деньги вы все еще не употребили на благо этой страны и этого народа, – это самоубийству подобно.
А теперь вспомним – все-таки вспомним, Борис Абрамович, обо всех остальных евреях и полуевреях, населяющих эту страну. Знаете, когда в Германии все немецкие деньги оказались в руках еврейских банкиров, думавших лишь о приумножении своих богатств и власти, там появился Гитлер, и кончилось это Холокостом. Новые же русские чернорубашечники и фашисты восходят при вас, сегодня, на тучной ниве российской беды, и если вы хотите знать, чем это кончится, возьмите кинохронику Освенцима и посмотрите в глаза тем детям, которые стоят там за колючей проволокой. А ведь немцы были великой и цивилизованной европейской нацией, ни один их поэт не сказал о них. «Страшен немецкий бунт, бессмысленный и беспощадный». Так неужели вы всерьез верите, что в России сегодня лишь восемь процентов антисемитов? Или вы думаете, что погром – это уже исторический фантом, архаизм и, как вы выразились, «это исключено».
Хрена с два, Борис Абрамович (извините за русский язык)!

В 1953 г. я пережил погром в Полтаве – тогда, в период «дела врачей», на полтавском Подоле уже начались настоящие погромы, и мы, несколько еврейских семей в центре города, забаррикадировавшись в квартирах, трое суток не выходили на улицу, а когда вышли, то прочли на своем крыльце «Жиды, мы вашей кровью крыши мазать будем!». И потому я знаю и помню, как это легко начинается только дай нищему и злому гарантию ненаказуемости, он пойдет жечь, насиловать и грабить везде – и в Полтаве, и в Москве, и в Лос-Анджелесе.

Я родился в Баку, Борис Абрамович, и там же прошла моя юность. И у меня есть друг, он был фантастически богат даже в советское время, то есть тогда, когда вы жили на 120 рэ кандидата наук, а для плотских утех пользовались однокомнатной квартирой своего приятеля. Однажды домашние разбудили моего друга среди ночи, сказали: там пришли какие-то люди, хотят с тобой поговорить. Он встал, оделся и вышел. В прихожей стояли две рыдающие азербайджанки. Они сказали: «Леонид, помогите нам! Наш отец умер, он лежит в морге, в больнице, и врачи собираются его препарировать. Но наш мусульманский закон запрещает это. Мянулюм, умоляем: остановите их, помогите нам получить тело нашего отца неизуродованным!..» Мой друг поехал в больницу, нашел дежурного врача, тот оказался тоже азербайджанцем. И мой друг сказал ему: «Как же ты, азербайджанец, можешь нарушать закон своего народа, как ты можешь допустить, чтобы я, еврей, приехал просить тебя уважать твой мусульманский обычай?!»

Конечно, он дал тому врачу взятку и выкупил тело отца тех женщин. Иначе и быть не могло – те женщины знали, к кому они шли за помощью, у моего приятеля была всебакинская репутация благотворителя. Знаете, чем это обернулось? Когда годы спустя в Баку начались армянские погромы, его возлюбленная, армянка, бежала из дома и пряталась в квартире своей бабушки. Он приехал за ней, чтобы вывезти из Баку. Но по дороге в аэропорт она сказала, что хочет в последний раз взглянуть на свой дом. «Он весь разбит, разорен, я уже был там!» – сказал ей Леня. «Все равно. Пожалуйста, я хочу на прощание взглянуть на свой дом». Он привез ее к ее дому. Забор был сломан, сад разбит, дом сожжен и разрушен. Она ходила по руинам и собирала уцелевшие семейные фотографии и подстаканники. И в это время во двор ввалилась толпа разъяренных погромщиков – кто-то из соседей сообщил им, что «армянка вернулась». «Ты когда-нибудь видел лицо разъяренной толпы? – рассказывал мне Леня. – Они шли прямо на нас, моя невеста стояла у меня за спиной, и я понял, что сейчас мы погибнем. Их было двести человек, в руках – топоры, дубины, обрезки труб. У меня был пистолет, но я понимал, что не успею даже сунуть руку в карман. И вдруг в тот последний момент, когда уже кто-то взмахнул дубиной или топором, вперед выскочил какой-то старик и закричал по-азербайджански: «Стойте! Я знаю этого человека! Этот человек всегда делал нам только добро! Клянусь предками – весь Баку это знает! Он должен уйти отсюда живым!» И, представляешь, они – погромщики! – раздвинулись, они сделали живой коридор, и мы с Адой прошли сквозь эту толпу к моей машине, сели и уехали в аэропорт».

Вы же умный человек, Борис Абрамович, вы уже поняли, почему я рассказал о своем друге. ТАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ КАЖДЫЙ ЕВРЕЙ. Деньги, которые дает нам Бог при феодализме ли, социализме или капитализме, даны не нам, а через нас – тем людям, среди которых мы живем. Только тогда наши прибыли будут приумножаться – по воле Его. И только тогда мы – евреи.
Сегодня народ, среди которого мы живем, в настоящей беде. В стране нищета, хаос, отчаяние, голод, безработица, мародерство чиновников и бандитов. Наши возлюбленные, русские женщины, на панели. Так скиньтесь же, черт возьми, по миллиарду или даже по два, не жидитесь и помогите этой нации на ее кровавом переходе от коммунизма к цивилизации. И скиньтесь не только деньгами – скиньтесь мозгами, талантами, сноровкой, природной и Божьей сметливостью, употребите всю свою силу, волю, власть и богатство на спасение России из пропасти и излечение ее от лагерно-совковой морали и этики. Люди, которых вы спасете, оградят нас и вас от погромов, а матери ваши, ваши еврейские матери, скажут вам тихое «мазул тоф!».

А иначе какой-нибудь очередной Климов напишет роман «Еврейская власть» – об истреблении евреями русского народа. Вы этого хотите, Борисы Олигарховичи?»


Tags: Кургинян, Стрелков, захват России, националисты, олигарх
Subscribe
promo ruscesar march 16, 2012 20:22 21
Buy for 100 tokens
Здесь собраны материалы расследования по деятельности Охранителей режима в той последовательности, как они появлялись на блоге. Информация и дальше будет обновляться День Сурка Эх, компания какая... На службе олигархата, или Как разводят лохов Мы делили апельсин... Как…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 48 comments